Степняки

хубсугул
мой привет Хубсугулу

Ceen-Nov:

12 августа 2011 г., Монголия, Хубсугул.

 

А попёрлись мы туда, вернее, я к ним прибилась, с настоящими полевыми геологами, пенсионерами.

Олег - бывший геолог, щас торгует медтехникой, но без тайги не может. Он собрался с друзьями на Хубсугул, а тут я это услышала и напросилась.

Олег этот очень боялся принять смерть от коня своего, а ему ещё и подпруги не хватило, он был вообще в полуобморочном состоянии. И на Мунку с нами не поднимался, т.к. он когда-то в Монголии на границе просидел без паспорта неделю, пока жена на иркутской стороне решала вопросы переправки его на родину.

Он пошел на Мунку с иркутской стороны, а вышел в Монголии, обратно попасть не получилось из-за погоды, вышел к границе, а Светка, его жена, каждый день приезжала из Монд его кормить, пока вопрос с выдачей его решался, т.к. на границе буфетов нет

обо ханх
обо по-русски

 

Хубсугул – младший брат Байкала, хотя у монголов он считается женского рода. Места, конечно, вокруг только священные, обо на каждом шагу. Мы тоже сложили из хороших камней вполне себе крепкое и высокое обо, на высоком берегу Хубсугула, в лиственничной тайге, и на нём - моя шёлковая розовая рубашка, подарок бурханам. Прямо сняла с себя, осталась в одном свитере, но подарила - широкая русская душа.

Общение моё с Хубсугулом прервали достаточно грубо два товарища: Бурхан, наславший дождя, и Олег, который сказал, что если сегодня мы не пойдём в леса, степи и горы, то он нас покидает и один уходит, и вообще – его ж… настойчиво просит седла.

После таких угроз оседлали мы своих железных мустангов и поехали, куда глаза глядят. Со скоростью 20 и менее километров в час из-за плохих дорог, вернее, их отсутствия. И из-за тумана и дождя, временами переходящего в ливень. За пять часов проехали от и до всё северное побережье Хубсугула, доступное автомобилистам.

Далее пути автомобильного нет, есть только конные и пешие тропы через наши родные Саяны и уже ихние монгольские вообще непроходимые горы и хребты. Но туда нам не надо было, а надо было поесть и посмотреть на быт степняков.

Хубсугул
вид на Хубсугул

 

Увидели далеко на какой-то реке у леса красные крыши турбазы и поехали туда перекусить и с людьми поговорить. Турбаза была иркутская, такая же, как в Ханхе - без электричества и с монгольской обслугой. Отдыхающих всех на ней было семь человек, семья с кучей детей, которая попутно лечилась грязями в Жемчуге, на российской стороне. С утра они ездили на грязи, а после обеда возвращались в Монголию пить кумыс и ячье молоко.

 

Юная девушка-админ, прекрасно говорящая по-русски, сказала, что накормит нас русским борщом. Борщ нам этот был нафиг не нужен, мы жаждали мяса, но от нашенского блюда в монгольской интерпретации мы отказаться не смогли. Тем более, что рецепт этого блюда нам был изложен вместе с историей о том, как учила варить этот борщ монгольскую кулинарку русская туристка. Которая и оставила на турбазе запас овощей в рогожных кулях и колоссальный, в обхват, сноп укропа. Это надо же такое с собой привезти на несколько дней! Долго занимала меня мысль о том, как широка русская душа и неумеренны всё же аппетиты. Спросили только, не с пельменями ли будет борщ? Нет, не с пельменями.

 

А на второе, сказала монголка, будет плов с грибами. Тут мы тоже задумались, но и от этого странного для мясной страны блюда не отказались. Хотя бы посмотреть на него, но надо. Борщ был вполне себе ничего, наваристый, но был он не борщ - без свёклы и без сметаны. Свёклы в русских кулях или не было, или монголка что-то упустила в рецепте. Про сметану она вообще ничего не знала. Полили вместо неё кетчупа в тарелки.

 

А плов с грибами был жуткий. Грибами оказались чайна маш - такие ужасные создания, которые продаются повсеместно в коробочках типа спичечных в засушенном виде, и когда их заливаешь водой, они, как лезущие из всех щелей нежити в фильме «Вий», как-то страшно расправляются и тянут во все стороны из кастрюли свои чёрные резинистые лапы и развесистые уши.

 

Вместо отодвинутого всеми плова нерастерявшаяся монголка предложила манную кашу на ячьем молоке. Я рванулась было из-за стола, но меня удержали, сказав, что каша – это уже какие-то монгольские нежности, лучше мы посмотрим на молоко отдельно, неси его.

Ячье молоко - такой продукт, который надо или нюхать или пить сразу, заткнув нос. Я нюхала. Сначала в сыром виде, потом в прокипячённом ради эксперимента. Запах, если кто-то помнит запахи, как от коровы с навозными боками, попавшей под теплый летний дождь и обсыхающей на солнце. Причём, очень насыщенный. Как доят этих яков – это отдельная история… Но те, кто попробовали это молоко, сказали, что очень жирное и сладковатое.

Ну да ладно, расплатились, распрощались и поехали искать свежее мясо на шашлыки.

хубсугул
тридцать братьев

 

Заехали к одним скотоводам, чья стоянка состояла аж из трёх настоящих войлочных юрт. Сейчас у кочевников много летних юрт из брезента, покрытых сверху каким-то материалом, очень похожим на детскую клеёнку, которую натянули на юрту кверху белой изнанкой и прижали веревками. Или просто палаток.

Дома были только старик со старухою. Пока Володя доставал очёшник, русско-монгольский разговорник и искал в нем слово «мясо», старик осмотрел автомобили и спросил: За мясом приехали? Какое мясо надо? Поговорили. Живут старики с четырьмя молодыми сыновьями и одной невесткой, вся молодёжь гоняет сейчас скот. Окрест пусто, ни лошадки, ни овечки. На зиму кочуют в лес, а скот ходит по побережью, там снег ветер сдувает начисто и скоту легко добыть себе пропитание.

 

Купили баранины по 80 руб кг и ячины по 60 руб кг. Больше с них взять нечего, даже лошадок покататься нету. Поехали к себе на стоянку, сушились, жарили русские шашлыки и варили русский бухлёр. Решили утром найти в деревне проводника, который бы отвёз нас к какому-нибудь лошаднику, могущему сопроводить нас в поездке по лесам и долам.

Следующим утром пошли пешком в Ханх, там в чайной сфотографировали сундук с кастрюлей для варки супа и «термосами» из меди и нашли бравого монгола по имени Баярхуу, который учился в Алма-Ате, по-русски говорит хорошо, но подзабыл некоторые слова.

Монгол сказал, что поедем на УАЗике к его родителям в степь, родители богатые, имеют много лошадей. Пока он срочно что-то менял в УАЗике, мы осмотрели пристально деревню. Зданий (кроме турбаз) крепких три: два из них бывшие русские чайные на пристани (когда-то через Хубсугул плавали суда) и одно – больница. С коновязью, конечно же.

Остальные дома монголов очень напоминают наши бурятские, такие же, все в крапиве, усадьбы, какие-то завалившиеся заборы… Но печей кирпичных нет, только буржуйки, и в доме, как в юрте, всегда только одна комната.

Погрузились в УАЗик и ехали минут сорок куда-то напролом вглубь страны, но выехали все равно к берегу Хубсугула.

 

Подъехали к стойбищу родителей Баярхуу. Около юрты пристроена солнечная батарея и «тарелка» к телевизору, который и обеспечивается этим электричеством.   Больше электроприборов в хозяйстве нет. 

юрта ханх
юрта богатого скотовода

Старики живут с тремя сыновьями и их семьями, а еще несколько сыновей – в городе и деревнях. Бюджетники, как сказал Баярхуу. Он сам при сомонной администрации занимается кредитами на мотоциклы и забором мяса в уплату за эти кредиты. Вообще все степняки организованы в какие-то кооперативы, которые посылают к ним заготовителей мяса и шкур. А то бы они просто не знали бы, куда это мясо сбывать и где брать деньги. Из мясного мы видели в магазинах местную тушёнку в пакетиках как у Вискаса. Но делают эту тушёнку в городе.

Народ высыпал из юрт, все улыбаются, говорят нам "здрастити", а мы им "сабайна" (сайн байна уу), а детишки заранее говорят "спасиба", побуждая чего-нибудь им дать.

 

Ну, мы всем раздали "по серьгам": кому батарейки, кому зажигалки и сигареты, кому платок головной, кому конфет и пряников.

Стали отлавливать для нас лошадей, из тех, которые почему-то были у них в загоне. Основной табун был в степи. Из яков-коров тоже часть стояла в другом загоне, а основное стадо тоже было в степи, как и козы с овцами. Овец, видимо, вместе с козами, сказал дед-монгол, у него что-то около шестисот голов, лошадей взрослых более сорока, мелочь не считают, коров (яков) - около трёхсот.

монгольские лошади
монгольские лошадки

Кони очень хороши, гнедых мало, все какой-то монгольской масти, очень подходящей под цвет их гор и песков. Животные эти, замечу, под седлом очень удобны, т.к. все стройные, миниатюрные, бока поджарые. Сидеть на них весьма удобно, не то, что на наших русских пузатых, которых ногами не обхватить и после проездки на них ходишь - ноги колесом от самого пояса. И нрав у них золотой. Послушные, умные, терпеливые, спокойные. И ничего из себя, в отличие от наших лошадей, не воображают, принцесс из себя не строят.

А вот яки-сарлыки очень даже строят, ведут себя как наши козы.

Сами они маленького роста, чуть больше метра в холке, но очень выносливые, ходят и под седлом и навьюченные. Мяса чистого с них выход 150-180 кг, а молока доят по 1 литру 1 раз в день. Поэтому их скрещивают с коровами, чтобы были покрупнее и поудоистее.

 

Но корову после первого же отёла забивают, т.к. пасти их трудно - медленно ходят и в горы их не загнать - гибнут. Як же хорошо пасётся в горной тундре на высоте три тысячи метров над уровнем моря и бегает так бойко, что фиг догонишь. На фото, где черно-рыжий рогач - всякие помеси с коровами и мутанты, сами яки пушистые, задок узкий, грудь широкая, морда кучерявая.

Белый - чистый сарлык. Мясо яков монголы называют говядина и корова, не отличают его от настоящей говядины или на словах или уж правда. Мясо же ячье красного цвета, как конина, но в нём много желирующего вещества, в варёном виде куски все такие в прозрачном желе между волокнами. Но твёрдое такое же, как конина, мышечное, потому что прыгают эти яки, как кони или как козы, и совершенно по поведению не похожи на степенных и несколько заторможенных коров.

 

Ячонок на фото пацану по колено, весит примерно 15-20 кг, пацан в результате его изловил и попёр на руках в загон к мамке.

як
ячонок
монгольские лошади
заарканивают лошадей

 

Тем временем монголы нам седлали лошадей, а монголки звали нас угощаться мясом в юрту. Но мы не согласились, тогда они нам показали на улице своих детей в деле.   Пацанчику этому почти три года, когда стукнет ровно три, тогда его постригут (и умоют?).

Детей много, штук 8-9, лет от 12 до грудных. Что там говорят и пишут про восьмидесятипроцентную грамотность монголов, я не знаю. Но эти дети в школе не учатся. Сказал дед: а куда их от родителей отдавать? Интернат - это последнее дело, чему их там научат? А тут при отце-матери.

 

И правда, одному пацанёнку, который в центре,  6 лет, на следующий год он собирается участвовать в детских скачках, а сейчас уже весьма ловко заарканил в загоне лошадку и вывел её к нам.

старший брат
старший брат

Ну, оседлали нам лошадей, вскочили мы на них и в сопровождении двух братьев Баярхуу помчались по полям-лесам. Надо сказать, что подседельные монгольские кони, личные, так сказать, довольно прилично убраны, вот они, у коновязи.

хозяйские скакуны
хозяйские скакуны

Нам же (не всех коней, правда) седлали чем бог послал: потников нет, какие-то подушечки, похожие на собачьи матрасы, сшитые из кусков ватных одеял, сёдла рваные (причем седла вьючные и под всадника ничем не отличаются, луки почти нет, держаться не за что), уздечки связаны из обрывков то ли тросов автомобильных, то ли строп парашютных, но не кожаные.

Вот где их кожаные изделия? Ну да ладно. А под Олеговым конём одной подпруги не хватило, так старик распоясался и ловко закрепил своим зелёным поясом седло через брюхо коня. Олег позеленел в тон этого пояса, но стерпел и вскочил на коня.

Итак, помчались мы все ну просто как неуловимые мстители, с гиканьем  и посвистом. Но обратили внимание, что один монгол привязал к своему седлу ещё сменную, как мы тупо решили, лошадь.

Накатавшись по лесам и степям, по побережью, и вымокнув хорошенько под дождём, захотели мы перекусить. Монголы стали разводить костёр и варить чай, а мы достали из своих рюкзаков контейнер со вчерашними шашлыками, всяких помидоров-огурцов, лука, сыра, печенья, орехов, изюму, конфет...

Из кожаных седельных сум достали монголы свои чайные принадлежности и собственно чай. Плиткой. От чая, чайного куста, в том чае не было и листочка. Какие-то спрессованные травы, сено, ветки...  Монгол-чайник наступил сапогом через подол своего чёрного стёганого халата (видимо, из деликатности) на эту плитку и отломил таким образом кусок чая. Чай этот варился минут десять в кипящей воде.

Потом монгол достал из сумы старую солдатскую алюминиевую миску, всю в жире и грязи, сел на камень возле "сменного коня" и стал доить кобылицу. Это был живой походный бурдюк со свежим молоком!

Вся посуда к чаю и принадлежности вызвали во мне шок, но я сказала себе: буду! буду, буду пить! монгольский оторванный носком сапога от плитки чай из монгольского котла, немытого со времён Чингисхана, но обтёртого портянками, с кобыльим молоком, надоенным на моих глазах немытыми лет 30 руками! И выпила две кружки. Правда, кружка была моя, из моего рюкзака. Кстати, после чаепития все наши кружки и Володин нож были подарены нашим монголам, потому что они пили чай прямо из алюминиевых мисок, которые у них составляют весь набор посуды в совокупности с алюминиевыми же ложками. Как-то не по-людски...

Чай был вкусным, солёным и жирным, очень напоминающим бульон. С места мы не сдвинулись, пока монголы не повторили чайную церемонию уже для себя лично, добавив в котёл гораздо меньше кобыльего молока, буквально для закрашивания, что тоже повергло меня в раздумья.

 

Надо сказать, что чай понравился нам всем и еще больше понравилась непробиваемость монголов, которые плевать хотели на наши все европейские заморочки и поливание друг другу на руки водой из бутылок, и, не дрогнув ни единой жилкой, подавали нам своими руками куски мяса. 

А мы, не дрогнув в ответ ни одной своей, брали эти куски и ели. И им в ответ подавали намазанный на белый хлеб сыр с нарезанными толсто огурцами и репчатым луком, а они в свою очередь, нимало не смущаясь, брали эти затейливые бутеры, не знаю из кухни каких народов мира, и доверчиво их кушали с аппетитом.

День провели чудесно, остались очень довольны друг другом, лошадьми, Монголией и Россией.

Поздно вечером на своей стоянке, перебирая события дня, случайно выяснили, что и я и Оля тайком от всех других сунули братьям-монголам денег: я - по пятихатке, а Оля - по 20 тысяч тугриков, что совершенно равнозначно.

 

Но Оля надела ещё на одного монгола свой сиреневый дождевик, чем, безусловно, одержала победу над аттракционом моей тайной щедрости.

Автор рассказа - Ceen-Nov


MELEJA

12 августа 13:11

Класс!!! Не могла остановиться, а ведь меня вызвали срочно на работу. Выпросила у начальника пол часика, успела дочитать, посмотреть фото и вот пишу. Удивила деревня с деревянными домами, гибриды похожи на помесь коровы с пони, как я мечтала в детстве, только рога у меня были оленьи и рост побольше. Читая Ваш очерк о монгольском гостеприимстве, вспомнился рассказ мужа, о том, как он с компанией ожидал вертолет и попросился на постой к ханты-мансийцам (не знаю, как их правильно назвать). Хозяева были радушны, хозяйка поставила на стол грязную тарелку, и, не моргнув глазом, плюнула в нее, а потом протерла тряпочкой, что оказалось актом уважения к гостям, ну а потом, хозяином была предложена женщина на ночь, от которой все отказались. Вот такие обычаи. Будет ли продолжение? Очень интересно излагаете, вам бы книги писать.

Ceen-Nov

12 августа 13:35

Спасибо за похвалу!

Еще будет последняя часть. Эпохальная.

Восхождение на самую высокую точку Саян с монгольской стороны.

marta

12 августа 14:35

Как же увлекательно читать Ваш блог! А от  "Монголии" невозможно оторваться. Перечитала два раза. Спасибо большое! 

Ceen-Nov

13 августа 7:21

Спасибо за отклик! рада, что понравилось! два раза перечитать О_О

А ведь я и близко не Чехов...

Robin

12 августа 14:47

Всё это очень похоже на те места, в которых я бывала - Фадиха, Чубарагач, Верхкатунь... Даже некоторые эпизоды параллельны. Ну, Казахстан и Монголия рядом.

Я ещё приду поздно вечером, напишу подробнее свои впечатления, сейчас просто не могу - труба зовёт в огород.:-)

sofiri

12 августа 16:31

хмм.. Все так просто и бесхитростно..  То - чего не хватает.. В Монголии что ли домик прикупить . Нет, это уж слишком. Построить?

Ceen-Nov

13 августа 7:29

Какой там домик прикупить? кто их там строит и продает?

Юрту можно: четырехстенка 25 тысяч рублей, шестистенка 40 тысяч.

Robin

13 августа 1:15

Прочитала ещё раз очень внимательно, и как будто вернулась в молодость, в шестидесятые годы. Был там, в Катон-Карагае и Каражер - чёрная земля, где зимой не держался снег, потому что ветром сдувало. И сложенные из камней столбики, непонятно что означающие. И плиточный чай, который почему-то предпочитали казахи всем прочим. Шестилетние немытые мальчишки, ловко сидящие в сёдлах.

Грязь? Я, городская, тогда и внимания не обращала ни на какую "грязь", я доверяла этим людям, потому что видела, что они живы-здоровы, чего и нам желают. Меня там научили ездить верхом, причём в первый раз вот так: заседлали лошадь (кстати, монгольскую), посадили меня и показали направление - вон там будет деревня, куда тебе надо. Съездила, отсняла свои сюжеты, вернулась, лошадь сама пришла на своё место.

А потом уже очень понравилось верхом в седле, я часто бывала в командировках на джайляу. И в мараловодческих совхозах, а там лошади отличные - по крутым склонам маралов загонять приходилось.

Варёная баранина, кумыс, юрты, холодные ночи и чистая вода... Какая там вода!! Ак-су.

Спасибо, Син, за рассказ.

Ceen-Nov

13 августа 7:27

Вот вода-то, вода! Это главное, от чего оторваться нельзя. Когда пьешь такую воду, снеговую-ледниковую, с гор, купаешься в ней, смотришь на нее, то .. Э-эх!..

А грязь - да, может присутствовать в жизни на природе. Но не до северо-монгольской же удивительной степени, когда кругом такая вода О_О

Smarina

13 августа 7:43

Этот чай, видимо, как раз хорош там. У нас в студенческой общаге монголка себе такой чай все время заваривала в термос и везде с собой носила. Нам предлагала - но больше одного глотка на пробу не хотелось. Син, а верблюды не встречались? И как у них с огненой водой? Может и хорошо, что не добралась советская власть до кочевников.  А то алтайцев да бурятов загнали с юрт и аилов в дома, целые деревни хроников.

Ceen-Nov

13 августа 7:50

Нет, какие верблюды, там же высокогорье, Хубсугул еще выше в горах, чем Байкал.

С огненной водой у монголов так же, как у бурят. С удовольствием принимают налитое, и мужики, и бабы. Курят точно так же поголовно, как буряты, но самокрутки, табак носят в пластмассовых баночках из-под Avon и прочих Виши, а на завертку рвут наши газетки.

Через таможню на одно лицо разрешают провозить 3 литра водки, мы по три литра, разумеется, не взяли, но можно было и взять на подарки, потому что спрашивают: Водка есть? Архи?

Smarina

13 августа 7:58

На что живут выпивохи, интересно. В Росси то пропивают родительские пенсии. Или там нет такого как у нас?

Ceen-Nov

13 августа 8:15

Да бог их знает, на что они в деревнях пьют.

В степи-то, конечно, сильно не попьешь, скот гонять надо постоянно, да и компании там нет, живут вместе только родственники. Может, и не пьют до тех пор, пока не угостит кто-нибудь, типа нас.

Agnieszka

13 августа 9:10

"Чай кирпишный, вода иртышный")) Знаем мы такой чай.

Хорошо с Вами, душевно.

Ceen-Nov

13 августа 9:28

Спасибо!

Заходите почаще :-)

Agnieszka

13 августа 9:34

Да я и так... Прибрать в доме надо бы, а тут...

Ceen-Nov

13 августа 9:36

Ну, пойдем тогда... Я за мясом поеду, что ли, а то перцы пропадают без начинки :-)

Agnieszka

13 августа 9:50

:-)

Varvara

13 августа 11:34

Син, а ячье молоко полезное? Может стоит перебороть себя, если оно от ста болезней, например???

И не надо так бояться манной каши :-):-):-)

Ceen-Nov

13 августа 19:11

Дак от ста болезней, ка-а-анешна, выпью хоть ячье, хоть собачье!

Varvara

13 августа 11:38

А вы с подготовкой предварительной катались на лошадях? Никого не было, кто в первый раз катался? 

Ceen-Nov

13 августа 19:15

Эге, жизнь долгая нас подготовила к любым скачкам :-)

Нет, не было новичков среди нас. После 7 часов в седле походили, ясно дело, минут двадцать походками инопланетян: отклячив зад и с большой амплитудой размахивая на ходу руками, но этим всё и закончилось, без последствий.

Varvara

13 августа 11:41

Син, я еще хотела спросить, а в степной Монголии все так - с немытыми руками, в грязной посуде и т.д.  ..... брррр какое-то :-)

Ceen-Nov

13 августа 19:20

Нет, не все: мы были с мытыми, и обслуга на турбазах вполне европейски чистая, девчонки-монголки симпатичные, в шортиках и маечках, и так славно выпевают, почти по-японски: доброе утра-а-а-а :-)

rimma

14 августа 20:23

Одно слово: здОрово! И то, что побывали там, и то, как написали об этом!

Ceen-Nov

15 августа 10:53

Спасибо! :-)

Svetik83

15 августа 12:19

Спасибо Вам! Очень интересные сюжеты и написано здорово. Но МАЛО!! Жаль, что планируете уже последнюю часть. Может, в планах есть еще что-то? Буду ждать! Какая замечательная кастрюлька, она самоварка? Внизу есть место, куда закладывается топливо? или я плохо разглядела?

Ceen-Nov

15 августа 12:21

Некогда, Светик, писательствовать, работать надо :-)

Спасибо на добром слове!

Svetik83

15 августа 12:30

Это я перечитала и еще раз просмотрела фотографии. А насчет писательства, благодарные читатели у Вас уже есть:-)

Ceen-Nov

15 августа 13:12

Я рада, что кто-то получил удовольствие, прогулявшись со мной по Монголии!

А кастрюлька да, самоварка. В отверстие внизу закладываются непрогоревшие угли. Плохо получилось, но нету в северной Монголии электричества, темно, ничего не видно, куда фотаешь. А я еще и телефоном.

Да и освещать свое жилище (здесь - кафешка для туристов) монголы не любят. У них тяжелое проклятье: чтобы в юрте ("гэр" по-монгольски) твоей светило солнце! Т.е. чтобы юрта была дырявая.

Рядом еще кувшины для чая. Когда идет культурное чаепитие, то из котла чай наливают в эти медные кувшины, а из них уже разливают по чашкам-мискам :-)

aleks58

16 августа 2:16

Син спасибо за экскурсию по Монголии, здорово!

Ceen-Nov

16 августа 7:03

Алекс, давайте уже домой, в Россию, мы тут Вам и не таких Монголий покажем! :-)

aleks58

16 августа 20:19

Спасибо за приглашение, вот всё бегаю бумаги собираю, надеюсь всё получится.

Varvara

16 августа 8:55

Син, а  где же  "продолжение интереснейшего банкета"???? Вы восхождением ведь занимались на всякие горы в Монголии.  Как там? Какие вершины покорили, на сколько метров от земли оторвались? Это сложно? Наверное, приключения были, неожиданности  и опасности подстерегали. Очень бы хотелось об этом прочитать и мысленно попутешествовать вместе с вами!!! :-):-):-)

Lapol

16 августа 8:57

Я тоже жду продолжения!. Нет, даже не жду - требую!!! )))

Ceen-Nov

16 августа 9:05

Даже и не знаю, что делать-то  при таком читательском напоре :-) Написать разве с теми фотами, какие есть? А то зависимость от других - это фигово...

Lapol

16 августа 9:15

А вы напишите не о восхождении, а о подготовке  "сколько вешать в граммах". Я вот не знала, что визу в Монголию нужно получать, и что песок с собой в машине обязательно.  И что требуется в "набор туриста". А в следующую экспедицию за впечатлениями мы вас будем всем порталом собирать

Ceen-Nov

16 августа 9:03

Да будет, будет эта история, для читателей уж не знаю, какая, скучноватая, наверно, но для меня - шикарная! Жду вот фоток от друзей, там со мною бывших: сама-то снимала только горы, а людей - нет. Теперь об этом жалею, у меня-то одни камни, камни, камни... И туманище-е-е...

komarya

16 августа 15:19

на одном дыхании!

это как в режиссуре или фотографировании - каждое последующее произведение всё острее, насыщеннее, чётче, ярче!

желаю вам здоровия, чтобы путешествовать почаще помогало и писать потом об этом так же живо и захватывающе!

благодарю!

пс: ссылку на житие в Красноярском крае - дадите ли?

Ceen-Nov

17 августа 3:02

Спасибо! Будут стараться и стремиться :-)

Про жизнь в Красноярском крае на границе с Хакасией не могу найти, убилась искать. Давненько это писалось. Предполагаю, что было это комментом к какому-то топику, который автор потом удалил :-(

komarya

17 августа 10:15

да вы уже стараетесь и стремитесь:) именно поэтому ваши рассказы настолько душевны!

 

не ищите про Красноярск тогда - не тратьте время.


Мунку-Сардык

Ceen-Nov:

18 августа 2011 г. Монголия, Восточный Саян.

 

С вечера мы наново договорились и чуть ли не кровью скрепили свой договор о том, что в любую погоду пойдем на Мунку-Сардык. Вот он, на маршруте – отметка 3491 метр, пусть уж для ровности - трёх с половиной тысячник.

Фото с просторов интернета.

По ходу видно будет: пора вернуться или можно дальше идти в гору. Ливни и туманы, имевшие место в два предыдущих дня, нам хоть настроение и не испортили, но в раздумья завели. Отмечу особо, что Мунку-Сардык находится в пограничной зоне, и если там вас поймают погранцы, то необходимо показать им разрешение на пребывание в этой зоне.

Мунку-Сардык
вид на Мунку-Сардык с озера Хубсугул

Фото из интернета.

Разрешение на всех я получила в монгольском консульстве, а в сомонной администрации Ханха мы отметились, проставили в бумаге дату похода и обозначились на случай нашей пропажи. Кто должен был в случае пропажи в горах искать нас, какое такое монгольское МЧС - осталось тайной, т.к. мы не потерялись. И монгольских пограничников, естественно, не встретили. Но порядок есть порядок, и его необходимо соблюдать.

Так вот. С монгольской стороны из нас никто не поднимался на эту вершину, а с иркутской не поднималась только Оля. Она же, как самая ответственная и скрупулёзная натура, составила ещё в Иркутске маршрут по карте-четырёхсотметровке (масштаб такой). Но Олег и Володя, конечно же, этот маршрут своими опытными геологическими мозгами и руками откорректировали.

Мунку-Сардык
Мунку-Сардык в августе

Фото с сайта "Природа Байкала".

Итого пути вверх получилось 13 километров. И вниз, конечно же, столько же. Прибросили, что на спуск уйдёт четыре часа, следовательно, при световом дне от 7 утра до 22 ночи на подъём остаётся 11 часов. Куда как предостаточно. Самые крутые подъёмы с этой стороны, сказал Володя со слов своих бывалых друзей, не альпинистские, а туристские идут из расчёта 100 м за 40-50 минут. Но мало ли что и как.

Ух-х… Вместо 7 утра подъехали к лесу у подножья Мунку в 10.30. Собираясь в путь не сказать что в кромешной тьме, но и не при полном освещении, Олег немножко въехал в Володин багажник. Володя сильно орал, убивался не по делу, отменял свой поход на Серебряную Вершину и пил вторично чай с мясом, хотя мы сразу ему сказали, что белок есть перед подъёмом нельзя, что пусть пьёт свой чай с шоколадом.

Но всё-таки мы поехали и доехали.

Мунку-Сардык
лес кончается

По карте лес кончался на 1700 метрах. Это расстояние по высоте, а по времени маршрут занял 2 часа 20 минут. По лесу шли тропой и бойко, все легко замечали дикий лук, кусты курильского чая, определяли породы грибов, обирали слегка кусты голубицы, а Валя еще и собирала какие-то травы.

Но когда мы вышли из леса в лесотундру с карликовыми деревцами и кустами, и перед нами открылась панорама гор в густом тумане, из воздуха стал на нас оседать этот туман хоть и микроскопическими водяными каплями, но обильно, то один боец сдался, и отряд остро заметил потерю бойца, т.к. мужиков среди нас было всего два.

 

Дело в том, что в 1999 году Олег взошёл в таком же тумане на Мунку с иркутской стороны, а спустился неожиданно для себя в Монголию. Паспорт же при нём был только российский. Две недели он, добравшийся таки до границы, ждал, пока ему из России доставят загранпаспорт с визой и выпустят из Монголии. Натерпелся по самые ноздри всего, а жена его – ещё больше, т.к. бюрократические процедуры пришлось пройти ей, бегая по паспортно-визовым службам, милициям и в консульство, не забывая посещать таможню для того, чтобы подписать у Олега, там за двумя воротами сидевшего на монгольской стороне, нужные бумажки, а это 400 км в одну сторону.

И тут, увидев этот туман, Олег отказался идти дальше. Сказал, что это уже было в его жизни, и в Россию без машины он не собирается возвращаться.

Ещё минут 20 потеряли на разговоры и уговоры, но пошли дальше вчетвером.

Мунку-Сардык
камни

Лесотундра закончилась быстро, буквально за час пути, и дальше нас ожидала горная тундра: кое-какие растения между камнями и ягель, ягель, ягель. На всех камнях тоже какой-то зелёный мох.

Пересекли сухую реку, очень широкую. Страшно подумать, какой силы потоки неслись по ней весной. В горах есть такие места, типа – чаши, где долго-долго копится снеговая вода, а потом, когда такая чаша переполняется, то один край её прорывается, и мегатонны воды уносят с собой и камни. Поток этот похож чем-то на селевый. Необязательно, что в следующем году вода с гор пойдет по этому же руслу, возможно, она проложит себе путь по другому распадку.

Видимость была то совсем плохая, то плохая, то получше: иногда туман редел, и на нас поглядывало солнышко, а мы всё шли, шли, шли... Пыхтели, как паровозы, от натуги сделались интенсивно красными, и все наши одежды промокли теперь не только снаружи, от тумана, а и изнутри, от пота. С волос пот просто бежал ручьями, как весной реки с гор, а Володе было хорошо, нежарко, он - лысый, хотя и надел на свою лысину шапку.

Он кричал на нас, садист: Вы, курицы, долго еще будете чикилять по ровному полу?!! И убегал вперед аж на 100 или больше метров, а мы боялись потерять его в тумане и орали с Олей по очереди – та из нас, которая более или менее отдышалась и имела силы на крик. Валя же молчала, т.к. Володя - её муж и у них в семье патриархат. Поэтому она хоть и почти умирала, но старалась Володе соответствовать и не очень-то от него отставать. Мы же, задыхаясь и обливаясь слезами потом и тающим снегом, который пошел на отметке 2900 метров, любовались и восторгались тем, что удавалось рассмотреть сквозь туман.

И рассуждали на коротеньких передышках, которые назначали себе сначала через 10 шагов, потом через 6, о том, какие мы снежные барсы и вольные орлицы, а вот дети-то наши - великовозрастные гламурные лодыри и урбанисты, только внучка Олина молодец - помогает ей на дачном огороде.

Но к трём тыщам ста метрам разговоры прекратились, силы нужно было беречь и концентрировать, и мы шли молча, думая каждый о своём. В молодости, покоряя трудные вершины или просто неся днями по жаре рюкзак килограммов в двадцать пять, я думала о Павке Корчагине том, что даже инвалиды покоряют пространства и вершины, а я, такая вся кровь с молоком, изнемогаю тут, пусть и не на ровном, а на крутом месте, от слабости своего духа - не тела ведь?! Теперь думать о тех инвалидах было неуместно, потому что наша команда в моём мозгу ассоциировалась именно c инвалидной. Во всяком случае, как вышедшая в тираж во многих жизненных соревнованиях по причине сыплющегося из нас песка. Метафора такая.

Теперь я думала: А Наталье Алексеевне легко? В великую жару в день по сорок или сто сорок вёдер воды добывать из колодца, таскать её на гору и выливать на огород посредством лейки? Небось, ещё и лейка на 8 литров? Хрен её удержишь? А я иду себе, дышу озоном всеми лёгкими и, кажется, уже и печенью, несу с собой там горсть орехов и маленькую «нычку» для за нами когда-нибудь взойдущих на вершину покорителей, и ведь никто меня не гонит, по доброй воле взбираюсь, и никакого тебе чувства ответственности, одно любопытство.

А кругом распадки, перевалы, гребни, кручи… А кругом пропасти, осыпи, мокрые скользкие валуны и окатыши, снег вот еще добавил адреналина…

И вдруг – стоп! Отметка 3300 м, откуда в хорошую погоду как на ладони – Мунку (но сейчас его очертания только иногда угадывались в тумане), а сама отметка, как специально для придания недостающей кому-то остроты ощущений, находится на узеньком гребешке у огромного валуна с присобаченным к нему стволом лиственницы. Надо же, припёр же его кто-то хороший.

Там из щели между валунами достали и съели две нычки (шоколад, орехи, финики) - так положено, а новую нычку, большую и разнообразную, которую сами сюда занесли, засунули в щель для наших потомков  последователей. Напились чаю из термоса, закусили хлебом с сыром и двинулись было вперед.

Осталось нам всего 200, а точнее – 191 метр до вершины, по времени - это час вверх и час вниз. Но случилось неожиданное. Володя заорал: Всем назад! На вершину не пойдём! Время уже шесть-двадцать! Если взойдём на вершину, то достигнем точки невозврата! Не успеем засветло спуститься! Нужно будет ночевать на горе! А у нас нет палатки! А температура минусовая! И что вам там на вершине делать, там ведь - видите же - какой туманище и ни зги не видно!

Мы стали было сопротивляться, но вяло, потому что было очевидно, что сейчас самое главное - вовремя остановиться. И тут Бурхан, Дух Вечно Синего Неба и прочие монгольские боги над нами сжалились и показали нам ровно на 5 секунд Мунку. И даже отчетливо был виден прямоугольный ледник на нём. 

Мунку-Сардык
вершина Мунку и ледник

Что было нами и зафотографировано, а боги отблагодарены разбрасыванием изюма везде вокруг по снегу. Вершина - слева.

А я спустилась пониже с этого опасного гребешка и, вроде как в качестве подарка богам, повалялась, как изюм, на снегу. И еще просто от радости, что Мунку хоть и не покорила в этот раз, но увидела. И от того, что 3300 метров в Саянах да в такую погоду - это очень хорошо. И от того, что твёрдо знала, что точно бы дошла до верха, что там оставалось-то. И возможно, даже бы увидела там свою медальку, привязанную мною когда-то на металлическую конструкцию, венчающую Мунку.

Мунку-Сардык
подарок бурханам

Спустились вниз мы быстро, подобрали Олега, собравшего за это время непонятно зачем, как нам тогда показалось, два ведра голубицы. Через границу не пропускают никакие продукты питания, но всё же мы нарушили закон и вывезли эти два ведра голубицы в Россию. Мне досталось из них три литра, которые были заморожены по приезде домой и ждут теперь своего часа в морозилке.

Он настанет тогда, когда я буду рассказывать милым моему сердцу людям об этом восхождении и угощать их чаем с мороженым и этой голубицей.

Автор рассказа - Ceen-Nov


Мунку-Сардык
мороженое с голубикой

Оставить комментарий

Комментарии: 3
  • #1

    Ольга-6607 (Пятница, 13 Январь 2017 08:06)

    Здорово! Помню эту серию Син: хочу еще.
    Живо, образно, вкусно!

  • #2

    LanaLom (Среда, 18 Январь 2017 19:09)

    Пожа-а-а-а-луйста, если можно, остальные части опубликуйте! Это мой единственный шанс в Монголии побывать!

  • #3

    LanaLom (Пятница, 27 Январь 2017 21:25)

    СПАСИБО!!!