Медниково, интерьер

печь в избе
печь в избе

 

В купленном деревенском доме оставалась вся обстановка, традиционная в те годы: громоздкие шкафы-гардеробы ручной работы, железные кровати с пружинными матрасами, комоды, столы кухонные с дверцами. Что-то пригодилось, а что-то было разобрано на детали.

О покупке приличной мебели для деревенского дома в 90-х годах не было и речи. Перед переездом я распродавала свои вещи в городе, в том числе ушла и очень хорошая мебельная стенка. То, что я погрузила в контейнер, переезжая, это: холодильник «Снайге», раздвижной обеденный стол, четыре стула, книжный стеллаж и сервант, покрашенные мною в бело-красно-синие цвета уже давно, когда я создавала интерьер в своей комнате коммунальной квартиры. Всё старенькое, но в деревне очень даже пригодилось.

Делать новую мебель было не из чего – ни стройматериалы привезти, ни тем более мебельные плиты по нашим дорогам было нереально. Один раз удалось доставить контейнер с вещами прямо к дому, а второй контейнер разгружали на шоссе и перекладывали вещи в тракторную телегу, которая довезла только до реки, а там уже вручную перетаскивали по пешеходному мосту и по тропе к дому. Но я отвлекаюсь от темы, хотя это каким-то образом объясняет, почему я стала «Робинзоном» и в дальнейшем предпочитала делать всё своими руками, а не покупать и привозить готовое.

Была ещё одна причина, почему я не обустраивалась там капитально. Мне в первый же год не понравились местность и климат, и я стала мечтать выбраться оттуда. Поэтому не было смысла вкладываться в обустройство. Я получала небольшие денежки, сдавая городскую квартиру, но она была далеко от моей деревни, ездить приходилось за 4 тысячи километров. Раз в полгода-год я ездила туда, когда началась приватизация квартир, и раз в полгода получала какую-нибудь справку и сдавала очередные документы. Наконец, за три года я её приватизировала, а на четвёртый год продала.

Вырученных денег, однако, не хватало для покупки другого дома, ближе к городу. Мои мечты превращались в грёзы. Надо было думать о том, как приводить в порядок имеющееся жильё.

В предыдущем рассказе я писала, какие стройматериалы были у меня под рукой: ольховые стволы и рейки, поленья, иногда дощечки и бруски от знакомого столяра из соседней деревни. Так я ему заказала детали для подвесного кухонного стеллажа. Почему подвесного? Дело в том, что в доме прогибались полы при ходьбе, и тогда дребезжала посуда на столах. Задумала я подвесить стеллаж для посуды на стену. Большое преимущество деревянного дома в том, что к стенам можно прибивать гвоздями всё, что хочешь.

Инструменты, которыми я располагала в тот период: ручная ножовка, туристский топорик, пассатижи, напильник, столовый нож, молоток, гвозди.

Нарисовала схему будущего стеллажа, замерила, и по моим размерам сосед изготовил дощечки для него и привёз брус. Начала строить с того, что прибила к бревенчатым стенам брусья, на которых должна держаться вся конструкция. Стены к тому времени были отремонтированы мною: заделаны пазы рейками, потом обиты гофркартоном и оклеены обоями.

Вверху навесила полки для посуды, в нижнем ярусе устроила вспомогательный столик, под ним – держатели для крупного инвентаря, как кастрюли, сковороды, соковарка и прочее. Стеллаж был настолько удобным, что я до сих пор горжусь его изобретением. Он был, не побоюсь этого слова, шедевром моей инженерной мысли. Стеллаж не занимал места на полу, вмещал уйму нужного обихода, и не громыхал при ходьбе по половицам. Кстати, для столика использовала тонкие шпунтованные доски, уже не помню, где найденные. Из какого-то чулана.

К этому стеллажу позже прикрепила реечные полочки-паутинки для шапок и рукавиц. Тоже удобно – рядом с дверью, зашла и положила рукавицы на паутинку. В конце огородного сезона полочки превращались в склад урожая.

Что касается серванта и книжного стеллажа, привезённых из города, то они служили почти по назначению. Сервант, правда, использовался в спальном углу для одежды и белья. А книжный стеллаж я положила на бок, ибо стоймя он был неустойчивым на прогибающемся полу. Полки в нём переделала. Одну из белых дверок перевесила. За дверками располагались бар и аптечка, так как этот угол в избе был холодным.

Для оформления стен я использовала светлые обои. Покупала уценённые остатки – по одному рулону на каждый угол. Таким образом, разный рисунок обозначал свою функциональную зону. В едином пространстве избы зрительно выделялись кухня с печкой, столовая, кабинет и спальня. Окна, печку, кухонный стол и самодельный стул покрасила белой краской, так как света в избе не хватало из-за маленьких окон.

самодельное сиденье
самодельное сиденье

Отдельно расскажу о стуле. Нашла его в сарае, без сиденья. Спинка и ножки были крепкими, оставалось сделать сиденье. При отсутствии досок и фанеры пришлось делать дощечки из осиновых поленьев. Осина ровная, колется хорошо. Потренировавшись, расколола несколько поленьев на дощечки одинаковой толщины.

Оставалось отпилить лишнее, по размеру стула, и зачистить неровности столовым ножом и наждачной шкуркой. Прибила дощечки к каркасу гвоздями. Кстати, ножки этому стулу я немного укоротила ножовкой, он был довольно высоким, а стал моего размера, и как раз к столу. Сиденье красить не стала, чтобы оно оставалось натуральным, тёплым.

Возвращаясь к ольхе, расскажу о некоторых деталях оформления. Ольховые поленья я сортировала года три, пока скопилось материала достаточно для работы. Подбирала полукруглые в сечении, ровные, без свилеватости. Затем ошкуривала их, но не до конца, а оставляя цвет коры – оранжевый и зеленоватый. Из этих подтёсанных поленьев сделала простенки над двумя окнами в избе. Цвет ольхи немного добавил теплоты в помещении.

Ещё в двух местах использовала более тонкий материал – рейки. В «красном углу» у меня не было икон и чьих-либо портретов. Угол книжного стеллажа под потолком я обила наглухо этими рейками. За ними лежали книжки, которыми я редко пользовалась, и которые не украшали интерьер.

Рядом с окном был счётчик, тоже не украшавший комнату. Его закрыла дверцей из большой фотографии на рамке. Несколько таких фотографий привезла ещё в 91-м году, наследие фотоклуба. Рамку с фотографией повесила с помощью рояльной петли, и на краю рамки привинтила завёртку, чтобы можно было открывать дверцу для снятия показаний счётчика, потом снова закрывать.

В верхней части стеллажа использовала дощечки, найденные на чердаках и в чуланах, от старой мебели. Так как они были разными, я оклеила их белой бумагой. Эта бумага в основном использовалась на потолке – в то время это был единственный способ закрыть щели, из которых сыпалась труха с чердака. Скажу сразу, что до окончательной заделки потолка дело не дошло из-за отсутствия картона – его пришлось бы очень долго натаскивать из магазина, расположенного в семи километрах от деревни. Хватило только на обивку стен под обоями.

расширитель
расширитель

Под одним из двух окон я устроила подоконникорасширитель для рассады. Здесь использована широкая тонкая стенка какого-то шкафа с каких-то развалин. Ножки – ольховые рогульки с вырубки.  Под этим расширителем я ставила электроконвектор, и рассаде было комфортно в этом месте.

 

В спальном углу, в ногах кровати, я соорудила полочки для белья и одежды. У прежних хозяев тут стоял гардероб, отделяющий кровать от комнаты. Но он был настолько громоздкий, что я его в первый же год вытащила в холодную проходную комнату, с помощью двух мужиков-соседей. На его место поставила свой шкаф-сервант, бело-сине-красный.

Вот и всё, что я смогла сделать в деревенской избе при отсутствии денег, дорог, материалов и инструмента. Интерьер отснят уже в момент моего отъезда оттуда в 2008 году, когда дом был, наконец, продан, и личные вещи увезены. То, что на фото, осталось новым хозяевам-дачникам, которые, впрочем, скоро всё выкинули или сожгли. Я их не осуждаю, ведь каждый хозяин создаёт интерьер по своему вкусу. И я делала так, как мне нравилось, и как могла – своими руками.

Ниже – фотографии плёночные, 2005 года. Письменный стол, привезённый из города, в период написания книги «Час огородника». И уголок с урожаем 2004 года.

Деревянные лопатки, вырезанные мною из ольхи, тоже отнесу к интерьеру.