Аршан, сентябрь 18

Первая моя поездка в Аршан была давно, и к тому же зимой. Конечно, природа и минеральные воды всегда прекрасны, но всё-таки хотелось увидеть водопады, а не только лёд вместо них.

 

Следует ещё добавить, что я никогда в жизни не бывала в санаториях и на курортах, поэтому курортные места воспринимаю только как красивые природные уголки.

Так и с Аршаном. Горы, леса, чистые реки, синее небо – что может быть прекраснее! Пей воду, броди по лесу, ищи в небе знаки судьбы.

Второй раз я выбралась сюда как раз в пору золотой осени, когда склоны гор были одеты в разноцветье, и ветер ещё не сбил эти одежды. Стоило мне уехать, как дожди смыли всё великолепие, но это меня уже не волновало - я успела запечатлеть красоту.

Тункинская долина
вид на Тункинскую долину

Аршан

Итак, приехала я сюда 23 сентября на двух маршрутках, с пересадкой возле ж-д вокзала в Иркутске. Дорога была тоже очень живописна – по Култукскому тракту, где машины едут серпантинами, потом по ровной Тункинской долине. Плановая двадцатиминутная остановка была у кафе в Култуке.

Многие места мне уже знакомы по зимней поездке 2012 года, но изменения есть, в лучшую сторону. Главное шоссе ремонтируют, местами полностью меняют участки, оборудуют их водопропусками, плиточными арыками вдоль проезжей части. Кое-где появились новые остановочные пункты для проезжающих путников. Один из таких – кафе «Уряал» (приглашение по-бурятски), на полпути от Иркутска до Ниловой Пустыни. Сама Нилова Пустынь – дальше по шоссе в сторону Кырена, а мне сейчас – направо, в сторону хребта Восточный Саян. Вот здесь, в предгорьях, и располагается курортный посёлок Аршан.

санаторий Аршан
санаторий

В посёлке тоже много новостроек. За шесть лет, конечно, можно было что-то ветхое снести, а новое отгрохать. Отгрохивают в основном постоялые дворы и рестораны, так как поток туристов растёт, и они приносят денежки местным жителям. Здесь всё существует только благодаря красивой природе и целебной минеральной воде. Три санатория – «Аршан», «Саяны», и «Сагаан-Дали», заводик по розливу минеральной воды, туристические агентства, торговля, транспорт и общественное питание, содержание гостевых домов – вот источники для заработка.

Конечно, заработки не стабильные, зависят от сезона. И ещё от стихийных бедствий – например, летом 2014 года из-за сильных дождей случился сель. Грязекаменный поток сошёл по нескольким ручьям и рекам восточнее центра посёлка, на детский санаторий «Сагаан-Дали», а по Кынгырге пронёсся водокаменный, сорвавший мост (плохо сделанный) и затопивший ближние дома. Камни в русле Кынгырги ворочал не мелкие.

На зимних фото ущелья в 2012 году мною запечатлены розоватые глыбы мрамора, лежащие в русле.

По сведениям геологов, наблюдающих за ущельем, они обрушились с Мраморной горы в 2006 году. В 2014 их частично унесла стихия. А сейчас там заметен только один валун, довольно плоский и обкатанный. Фото будет ниже.

Водопады как раз на Кынгырге, но они не изменились, в верховьях поток ещё не был такой силы, как в черте посёлка. В посёлке же унесло несколько скульптур, стоявших у моста и на источнике. Знаменитый «мальчик, дарующий воду» был найден потом ниже по течению, и заново установлен на источнике, а ландшафт вокруг него выглядит по-другому. Кынгырга проложила себе новое русло, наворочала камней.

Но из ущелья реке никуда не деться, слишком долго она пробивала его, чтобы вот так взять и уйти в другое.

Поселяться в хостеле, коими являются все гостевые дома, мне не очень хотелось. Если бы компанией, тогда другое дело. А так, одной, там бы пришлось жить с чужими людьми. Да и удобства - во дворе, неизвестно, какого качества. Поэтому всё-таки пошла в гостиницу «Наран», по-бурятски значит «солнце». Дороговато (две тысячи рублей за эконом-место), поэтому пришлось ограничиться одной ночёвкой. Решила, что мне хватит времени пройти по ущелью и потом к дацану, я же не развлекаться приехала, а чисто на съёмку.

Дело было в воскресенье, посему отдыхающие и туристы уже разъезжались. Однако на тропе к водопадам было очень людно. Здесь туристов ловят торговцы. Так называемый «монгольский рынок» разросся на целый километр вверх по реке.

Сначала я зашла на новый буддийский комплекс «Будда медицины». Здесь установлена статуя сидящего Будды, покрашенная в синий цвет. Некоторые путешественники удивлены, если не шокированы, синим лицом и телом. А мне кажется нормальным этот цвет, надо же знать традиции буддизма, в которых это основной цвет для самого почитаемого, цвет Вечно Синего Неба. Синий - символ вечной жизни души и преданности.  Синий - сострадание и милосердие; он происходил от волос Будды. В других толкованиях, в частности, в тибетском – синий относится к востоку и к первоэлементу воды. Позволяет побороть злость, трансформировав ее в знание.

Здесь есть и другой комплекс, посвящённый «Белому старцу». Ступу я сфотографировала, а к самой фигуре старца не подошла - там лежал пьяный объевшийся буузов мужик, тоже по-своему счастливый, но я таких не люблю, они, мягко говоря, портят вид на фотографиях.

Ущелье

Дальше я шла от парка по верху, где нет оборудованных троп, и наслаждалась тишиной и чистым воздухом. Тишина относительная, так как шум реки всё-таки был слышен. Не зря название её – Кынгырга, что по-бурятски значит «барабан».

вход в парк
вход в парк

Однако ближе к первому водопаду пришлось спуститься на экотропу, иначе бы я зашла куда-нибудь не туда. Говорят, что за проход по экотропе берут плату, но я не видела, кому заплатить, поэтому шла бесплатно. Здесь встретилось ещё новшество: «Тарзанка». Желающих, то есть имеющих деньги, спускают вниз и на другую сторону ущелья. Девушки съезжают по канату, визжа от страха и удовольствия.

Здесь я повторила растиражированный в интернете пейзаж ущелья с видом на Хамар-Дабан. Внизу в русле реки лежит вышеупомянутая глыба мрамора. 

Мраморная гора на Кынгырге
очищенное селем русло Кынгырги

Оборудованная лестницами, перилами и смотровыми площадками экотропа не менее живописна, чем верхняя, которая круче в прямом смысле – там местами карабкаешься на четвереньках. Здесь на смотровой площадке, любуясь видом Хамар-Дабана, я уступила место одному туристу – спортивного вида немолодому буряту в красной куртке. И он потом попадался мне на самых интересных местах, и мы приветствовали друг друга и обменивались репликами. Красота! О, да!

И ещё одна знаковая встреча произошла тут же, на подступах к водопаду. Меня остановила женщина, возвращающаяся оттуда, и воскликнула, как пароль: «Деревенский портал!» Оказалась нашей пользовательницей, активно писавшей в лучшие времена нашего соседства в виртуальной деревне. И во флешмобах участвовала. Меня узнала по «серому походному сюртуку» - я была в семисезонной куртке, в которой обычно путешествую.

Немного обменялись впечатлениями, но она торопилась примкнуть к своей экскурсионной группе. Группа приехала из Слюдянки, а в Слюдянку люди так же приезжают туристами.

Надо сказать, что в этом ущелье очень высок процент счастливых людей. Это и понятно: люди отдыхают, созерцают прекрасные виды. Они свободны от безденежья, забот и работ. Не об этом ли и я мечтала, будучи прикованной к деревенскому хозяйству?

водопады Кынгырги
первый водопад

Так размышляя, я спустилась по крутой лесенке к мостику через ущелье. Это цель моей экскурсии – первый водопад. Говорят, он самый живописный, поэтому дальше него мало кто идёт. Здесь фотографируются, медитируют, насколько возможно среди толпы, и возвращаются в посёлок. А дальше-то можно пройти – за мостиком есть продолжение тропы с лесенками. И судя по фотографиям, найденным мною в интернете, продолжение так же интересно. Но мне надо было рассчитать время для возвращения, чтобы ещё при свете побродить по улицам и кое-что поснимать. Так что оставлю дальние водопады на следующий раз.

У водопада, между прочим, раньше сидел железный мишка, а теперь его нет. Куда делся? Наводнением снесло? Теперь на камнях только трипстеры сидят.

Хотела попить воды из водопада, но она была просто ледяной, хотя и замечательной, судя по двум глоткам. Возвращалась оборудованной тропой.

В самом низу на берегу Кынгырги повстречался тёплый источник, где заново был поставлен мальчик с кувшином, после наводнения 14-го года. Вот там я попила минералки. Не доходя до него, ещё есть так называемый «серебряный источник». Не знаю, есть ли там ионы серебра, но мрамор на его дне виден – осыпается с ближней скалы. Дно совсем белое. Я не поленилась зачерпнуть со дна мраморную крошку и рассмотреть её.

Вокруг «мальчика с кувшином» - волшебный лес, в котором есть ещё источники. Лес весь обвязан ленточками – залаа, а на берегу сложено множество обоо. Обо – это пирамидки из камней, которые складывают туристы в любом месте в Бурятии. Да и в городе Байкальске они были, я фотографировала этим летом.

Аршан вечером

Как и хотела ещё – прошлась немного по центральным улицам посёлка, почти в вечерних сумерках. Здесь снова пересеклись с бурятом в красной куртке, который воскликнул: «Здорово, правда? А съездите ещё на Белый Иркут!»

Стульчик на главной улице – не просто так, на нём обычно сидит местная русалка с табличкой «жильё» и ловит заезжающих туристов.

Кафешки – на каждом шагу, я зашла в одно заведение посмотреть цены на буузы, однако цены мне не понравились, и больше никуда не заходила. К рыжебородым хунхузам тем более.

Выйдя к мосту, сфотографировала одну из скульптур, уже без солнечных лучей, и отложила поход на ту сторону до утра.

Окончание рассказа на следующей странице.